Идиотка, ты же артистка!. Аудиториум. Карьера. Женский журнал Veslo.org
 
Главная
Красота/Здоровье
Личное
Беременность
Дети
Карьера
Кругосветка
Магазин
Логин:
Пароль:
Регистрация   Забыли пароль?
Каждая мать должна выкроить для себя  несколько минут свободного времени, чтобы вымыть посуду.
Автор неизвестен
НОВОСТИ
09.03.2017 17:03
Главный фактор при выборе места для отдыха

09.03.2017 17:01
В Швейцарии представили летающий автомобиль

09.03.2017 16:59
В Мельбурне установили "женские" светофоры

06.03.2017 14:37
Как сделать толпу людей умнее?

06.03.2017 14:36
Пожарным пришлось дважды снимать любопытного хаски с крыши

06.03.2017 14:34
Назван лучший город мира для знакомств

02.03.2017 14:08
Робот-мороженщик из NASA обидел четырехлетнюю девочку

02.03.2017 14:04
Китайская невеста протащила жениха по городу в цепях

другие новости

РЕЦЕПТ ДНЯ
МЯСО НА ВЕРТЕЛЕ
Разогрейте гриль до высокой температуры. Порежьте мясо на 20 одинаковых кубиков. Почистите луковицы, отрежьте...
подробнее...
другие рецепты

Идиотка, ты же артистка!

Карьера
Аудиториум
 
Идиотка, ты же артистка!
В изголовье у Маши стопка книг. Абонемент в три библиотеки, художественная школа. К обоям пришпилены великие люди. Картинки меняются в зависимости от увлечений. Сейчас вот комната увешана Маяковским, а до этого был, только не смейтесь, Петр I. Стены на кухне Маша разрисовала, а окно мама не дала.

Химия - пять, алгебра - пять... Ну четыре, если честно. А с физикой беда. Ноль без палочки. Маша спасается только тем, что рядом с нерешенной задачей пишет шутливый сонет на околофизическую тему - про Броуновское движение или старика Эйнштейна. Физик шевелит усами, выкатывает бешеные глаза, рычит, но выводит Маше преступную четверку. Жалеет, что ли?

Кем быть, Маша давно решила. Актрисой - на трагических ролях, безусловно. Как Алиса Коонен, к примеру, или, прости господи, Ермолова. Понятно, что жизнь у трагических актрис не сахар: платье в пол, камея у горла, затворничество, Шекспир на первое, второе и третье. Маша согласна.

- Артистки все спят с режиссерами, - сказала мама. - Там такая грязь! Вот одна моя подруга...
История подруги была ужасна: унижения, бедность, провинция.

Как родной матери-то не поверить? Она же добра желает. И Маша распрощалась со сценой - как если бы к ее глупой, гордой 15-летней голове склонились с небес Станиславский с Немировичем и прошипели в оба уха: грязь, грязь, грязь...

Тогда психологом?

- 80 рублей максимум, будешь сидеть на каком-нибудь заводе в Мухосранске.
Значит, журналистом. По средам в ящик кладут "Литературку". Счастливые люди журналисты - какая у них жизнь! Пишешь про то, что тебе самому интересно, а еще и платят. Как папа говорит: удовлетворение своего любопытства за чужой счет.
- 80 рублей, провинция, заводская многотиражка.
- Историком?
- Да кому это нужно?
Не посмела Маша сказать: "Мне, мне нужно", а раскрыла варежку и стала ждать указаний. Что же остается-то, батюшки?
- Инженер, 130 рублей. Институт рядом, не надо ездить. Физику там сдавать не надо. По химии я тебя натаскаю. А вот уже потом иди в артистки, если хочешь.

Еще бы не натаскать: Машин папа читает химию в другом московском вузе.
И Маша согласилась, как заколдованная.
Отучилась свои пять лет, вышла из дверей родного вуза и выкинула из своей уже довольно взрослой головы все, что сдавала, равно как и все родительские предписания. Через полгода Маша работала в одной из лучших московских газет и была совершенно счастлива.

Идиотка, скажет читатель. Маша тоже себе говорит: идиотка! Почему не взбунтовалась? Зачем пошла, как баран на веревке?

И отвечает сама себе: не умела. Когда твои желания не принимают всерьез, ты тоже не принимаешь их всерьез.

Это потом Маша с грустью их поймет - конечно, они хотели как лучше. Как им лучше. "Щука", "Щепка", МГУ. Репетиторы, три года поступать, нервничать, кормить-поить здоровую девку... Оно им надо? Оно им не надо. Иди, доченька, в инженеры, а про Шекспира и прочее вы с папой будете гундеть на кухне, в свободное время. Папа любит поговорить о возвышенном: и что работу свою надо любить, и что идти на нее надо с удовольствием, и что учиться надо хорошо: это ж не просто так, это ж наша родная химическая промышленность.

ImageА Светина мама отдала ее в музыкалку, потом в Гнесинку, потом в консерваторию. У самой-то у нее с музыкой не сложилось, значит, Света должна была наверстать упущенное мамой. На Светину беду у нее и слух, и все что нужно - кроме желания. Заниматься Света хотела танцами, а мама не давала.

Домучив наконец свою консерваторию, набралась Света нахальства, зажмурилась и сказала маме: все, хватит. И маму удар не хватил, и слезами она не залилась - вздохнула и сказала: "Ну, ладно".
- Вот те на, - сказала себе Света изумленно, - а чего ж я раньше-то не бросила?
И занялась серьезно танцами, выступала на сцене и даже клуб открыла - да только те годы, которые Света под давлением матери училась музыке, она потеряла. Нет у нее серьезного танцевального образования и уже не будет.

Андрей торгует телефонами и увлекается всем на свете. То он католик, то буддист. То йога, то парашют, то горы, то психология.

Андреев папа окончил Бауманский с красным дипломом. И мама - Бауманский, и тоже с красным, что еще ужаснее. И Андрей был обязан пойти на красный диплом - это решили еще в первом классе. Папа так здорово проверял у него уроки, что когда его вызывали к доске, мальчик бледнел и натурально терял голос.

На экзаменах было то же самое.

- Это я сейчас понимаю, - говорит Андрей, - что папу совершенно задавила мама, вот он и зверствовал. Они развелись, и сейчас у них все хорошо. Папу подобрала одна добрая женщина - он помолодел на 20 лет и стал такой хороший! У мамы своя фирма, она такая модная, все по заграницам... А я так и остался без образования.

А вот Тане, Машиной подруге, удалось вывернуться. Ее папа много лет преподавал - да-да, в том самом Бауманском, и поэтому была Тане, хорошенькой девочке с персиковым румянцем, звонким смехом и прозрачными лукавыми глазами, прямая дорога на факультет со страшным технологическим названием.
- И вот пришла я, такая девочка в юбочке, - говорит уже взрослая и даже не очень юная , но по-прежнему прелестная Таня, - посмотрела на это все - а там железки, железки, - и говорю себе: а что я тут буду делать?

И пошла Таня в педагогический - детей любила и литературу тоже. Папа с мамой покричали-покричали, да затихли. Таня выросла большая, уехала в Прагу, сменила трех мужей. И по-прежнему преподает русский язык. Денег немного, но дело любимое.
Верить надо детям и слушать их надо.

Автор: Анастасия Нарышкина
Источник: tata.ru
Фото: jupiterimages.com


Если Вы обнаружили в тексте статьи ошибку, выделите ее, пожалуйста, мышкой и нажмите Ctrl+Enter


Вставить в блог Обсудить (0)
 Как написать книгу? Одним ударом 


 
Красота / Здоровье
Лицо
Тело
Волосы
Ногти
Диеты
Спорт
Стиль
Восточная медицина
Здоровье
Дети
Все о детях
Здоровый малыш
Игры
Многодетное счастье
Личное
Мужчина с веслом
В одной лодке
Секс
Дела домашние
Не лодкой единой
Все о подарках
Беременность
Я буду мамой
Я - мама
Бесплодие

Rambler's Top100



Карьера
Аудиториум
Заметки соискателя
Рабочий сектор
Информация
Кругосветка
Города и страны
Обычаи и традиции
Знаменитые женщины
Полезная информация
О журнале :: Контакты :: Ссылки :: Реклама на сайте
Veslo.org: Женский портал. | Copyright © 1998 - 2017 <META> Все права защищены.